Соловей

СОЛОВЕЙ copyМуса открыл дверь своим ключом. Можно было просто позвонить. Он знал: и мама, и сестрёнка дома. Но пользоваться звонком не стал, чтобы никого не беспокоить.

Он тихонько зашёл домой и так же тихо закрыл за собой дверь. Сбросив с плеча рюкзак, он оставил его в углу возле тумбочки, где примостился не новый уже, но прекрасно сохранившийся портфель Асият: она любила быть аккуратной и всегда следила за своими вещами.

Муса зашёл в ванную, вымыл руки и сразу сделал омовение. Вода была приятно тёплой и убирать из-под неё руки мальчику не хотелось. Он сегодня очень устал: у него были соревнования по греко-римской борьбе, к которым он долго и упорно готовился, и победа далась ему нелегко.

Муса думал сейчас о том, как было бы здорово забраться под одеяло и немного поспать. Но он не привык думать только о себе.

Выйдя из ванной, он увидел Асият. Девочка была старше Мусы на год и училась в третьем классе. Она держала Дауда — их маленького брата. Он ещё не умел ходить и часто плакал, а мама носила его на руках, тихо напевая что-нибудь или читая Коран. Но последнюю неделю с Даудом возилась Асият. Папа давно уже был в отъезде, а мама тяжело болела и вот уже целую неделю почти не вставала с постели.

Эти дни были очень трудными для брата с сестрой. Муса ходил в школу, готовился к соревнованиям, бегал в магазин за продуктами и в аптеку за лекарствами для мамы и как мог помогал Асият. Девочка уже целую неделю не была в школе. Она ухаживала за мамой, готовила, стирала, смотрела за братишкой, а когда Муса приходил сменить её, скорее бросалась к телефону звонить однокласснице, чтобы узнать домашнее задание. И когда Муса шёл спать, Асият всё ещё сидела на кухне, склонившись над книжками и тетрадками и качая ногой коляску.

А когда звонил папа и спрашивал, как у них дела, они отвечали:

— Хвала Аллаху, всё хорошо, папа. Не беспокойся за нас.

А папа говорил:

— Помните, что Аллах сказал: «Поистине, с тяготой — облегчение». После трудностей всегда приходит облегчение…

Каждое утро, просыпаясь, Муса слушал пение соловья под окном и радовался этой птичке, которой Аллах дал такой красивый голос. Но вот уже неделя прошла с тех пор, как Муса слышал её в последний раз. Соловей больше не пел, и от этого Мусе становилось грустно.

Мальчик подошёл к сестре и поздоровался.

— Ва алейкум ассалям, — улыбнулась усталая девочка. — Ну как?

Муса улыбнулся.

— Хвала Аллаху.

— Победил? Здорово, машаАллах! Я так и думала. Я делала дуа, чтобы у тебя всё получилось… Ты Дауда подержи, пожалуйста, а я тебе суп сейчас налью.

— Ага. Давай, иншаАллах, — ответил Муса и, подхватив братишку, закружил его в воздухе.

— Кто это тут у нас? Дауд? Дауд… Дауд стал совсем большой… Ну давай. Полетели-полетели-полетели… У Дауда зубки режутся, вот он и не спит, вот он и плачет, и плачет…

Вместе с малышом он тихо подошёл к маминой комнате. Мама спала. Он вернулся на кухню. Асият забрала у него Дауда. Муса взял ложку, сказал: «Бисмиллях» и принялся за суп.

— Вкусно, — похвалил он сестру. — Я сегодня голодный как волк.

Девочка оживилась.

— А знаешь, мама сегодня поела немного. Надеюсь, она уже поправляется.

Муса обрадовался.

— ИншаАллах, всё будет хорошо… Кстати, сегодня соловей опять не пел. Заметила?

Асият кивнула.

— Да… Грустно как-то без него. Такой он… такой…

Она замолчала, потому что никак не могла найти подходящее слово. Муса понимал, о чём она, но тоже не мог выразить это словами.

Как хорошо, что завтра суббота и не нужно никуда идти, подумал он.

Этой ночью Дауд совсем не плакал. Всю прошедшую неделю он по несколько раз будил Мусу своим плачем, и мальчик слышал, как Асият укачивает его в коляске в соседней комнате. Этой ночью все спали спокойно.

Мальчик проснулся ещё до того, как прозвенел будильник. Он сам не понял, что его разбудило. Но когда за окном раздалась знакомая трель соловья, Муса сразу догадался. Как же здорово! Он лежал с открытыми глазами и слушал пение соловья.

Зазвенел будильник. Послышались шаги. Дверь в его комнату тихонько отворилась. На пороге стояла Асият. И мама!

Мама поправилась!

— Ассаляму алейкум. Не спишь?

Муса спрыгнул с кровати и бросился к маме. Она обняла мальчика, поправила воротник его пижамы и улыбнулась.

— Тебе лучше? — спросил он.

— Уже лучше, сынок. Хвала Аллаху… А у Дауда появился зубик, и он успокоился. Ладно, пойдёмте читать намаз.

После намаза они сидели вместе и разговаривали. Обо всём на свете. О соловье, который так чудесно пел за окном. О соревнованиях Мусы. О первом зубике Дауда. О том, как наконец выздоровела мама. О хороших оценках, которые Муса и Асият получали в школе. О папе, который скоро приедет. И, конечно же, о том, что за трудностями всегда следует облегчение.

Всем было радостно. Но ещё больше все обрадовались, когда в замке повернулся ключ и на пороге появился папа.

Всевышний Аллах сказал: «Поистине, с тяготой — облегчение» (94:6).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *